Показать меню

Концерт памяти пионеров джаза как возможность включиться в историческую канву Челябинска

Максим БодягинКонцерт памяти пионеров джаза как возможность включиться в историческую канву Челябинска

Участник концерта 2017 года Георгий АнохинЕвгения Маркова

Челябинск имеет богатейшие музыкальные корни и в своё время был одним из городов-пионеров зарождения джаза в СССР. Более того, в городе — одном из немногих в мире — установлен прижизненный памятник джазовому трубачу. В преддверии концерта «Челябинские звёзды джаза памяти друзей» Znak.com поговорил с музыковедом областной музыкальной филармонии, организатором и ведущим множества музыкальных событий Натальей Риккер.

— Когда в Челябинске впервые замечены робкие джазовые следы?

— Считается, что первый джаз-бэнд был у нас создан в 1932 году. Его организовали при ресторане «Гигант», который действовал при фабрике-кухне ЧТЗ. Это была очень мощная организация, подведомственная ЧТЗ, обслуживавшая порядка ста тысяч человек в день. По сути дела, это была огромная столовая, кормившая тех, кто трудился на возведении гиганта социалистического тракторостроения. А уже при ней организовали большой, светлый — как его описывают — ресторан, названный «Гигантом» в честь ЧТЗ, таким было его народно-поэтическое имя.

В этот ресторан пригласили руководителя оркестра областного радиокомитета Анатолия Абрамовича Хайкина, который и организовал самый первый джаз-бэнд. Именно в связи с этим фактом мы отмечали в прошлом году 85-летие челябинского джаза.

Но при этом в тридцатые годы были и другие, совершенно забытые сегодня герои невидимого джазового фронта, которые якобы играли джаз. Мы не знаем, как он звучал, возможно, это были просто какие-то эстрадные фокстротики. Может, это и действительно был джаз — повторюсь, мы не знаем, записей той поры не осталось, кинохроники тоже нет. Были такие музыканты, как Катсон, Вайман, Демент — мы даже имён их не знаем, теперь сложно что-либо обнаружить. А вот история Хайкина нам более-менее известна, благодаря тому, что в начале двухтысячных Юрий Князев и Станислав Бережнов активно занимались исследованиями, общались с его сыном, который тоже был руководителем оркестра. Жива также его внучка, я с ней тоже общаюсь. А потом уже джазовая музыка развивалась и в тридцатые-сороковые была очень популярна.

Оркестр Анатолия Хайкинаархив челябинской филармонии

— Я слышал очень разные точки зрения на развитие джазовой музыки. Некоторые, например, утверждали, что джаз был не очень одобряемой государством музыкой. Это так?

— Нет, это ерунда. В тридцатые годы было всё нормально, и за джаз не сажали, это точно. Какова была ситуация? История зарождения джаза и история ЧТЗ, как ни странно, очень связаны. На стройку этого промышленного гиганта приехало огромное множество людей. Сорок тысяч только инженерно-технических работников! А ещё множество обычных рабочих, которые буквально кирками и лопатами построили такую огромную махину. Приезжало очень много иностранных специалистов. Собственно, проспект Ленина в начале ЧТЗ — это те самые дома для иностранных технических работников. Для них проводились специальные концерты, это не было запрещено тогда. Соответственно, иностранцы привозили с собой всю эту культуру, и наши советские джазмены её впитывали. Например, был такой музыкант Леопольд Теплицкий, он вообще ездил в США учиться джазу (он долгое время жил в Карелии и был командирован в Америку по линии Наркомпроса — прим. авт.).

— Круто!

— В Челябинск в тридцатые годы приезжали знаменитые тогда негритянские певицы! Они выступали перед рабочими в театрах, например в Театре драмы, и даже в формате «в рабочий полдень».

Была певица Селестина Коул, если читать её имя в принятой тогда транскрипции, и она была настолько знаменита в Советском Союзе, что впоследствии стала прообразом той Клементины Фукс, которую мы можем видеть в исполнении Ларисы Долиной в фильме «Мы из джаза». Только там она стала кубинкой, потому что во время, когда снимался фильм, отношения между Советским Союзом и США стали очень напряжёнными, разгар холодной войны, так певица стала жительницей дружественной социалистической Кубы (смеётся).

Всё было. Сажали за другое и сажали тогда нормально. Пересылочная тюрьма располагалась там же, где сейчас находится тюрьма на Российской, и там, собственно, люди нормально оказывались за всё что угодно. Сажали по доносам, сажали за нелестные высказывания о советском государстве…

— Но не за музыку?

— За музыку — нет.

— А откуда эти легенды о том, что джазменам в Советском Союзе жилось нелегко. Или это всё маркетинговые легенды?

— Знаешь, в чём заключалась для них тяжесть жизни? Они не знали, как эту музыку играть. Они же не видели её живьём. К примеру, если бы ты был бэнд-лидером в тридцатые годы, тебе было бы непросто уехать из Челябинска куда-нибудь в Чикаго.

Оркестр магнитогорской филармонииархив челябинской филармонии

— Господи, да это ещё тридцать лет назад было непросто.

— Это и сейчас непросто, поскольку теперь это дорого. Смысл в том, что музыка эта была в то время довольно молодой, воспринималась как нечто очень экзотическое, и каковы были её источники? Пластинки и ноты. В первую очередь пластинки, конечно. Ну, радио. Ну, фильмы. Поэтому за джаз иногда принимали то, что джазом не являлось.

— Например?

— Был у нас на ЧЭГРЭСе «Шумовой оркестр домохозяек». Они играли на стиральных досках, стиральными вальками и прочей подручной бутафорией вальсы типа «Амурских волн» и считали, что это тоже джаз (смеётся).

Сложность для джазменов в те годы заключалась в том, что у них было мало источников информации. Тем не менее они создали эту культуру, в том числе у нас. Наш ведь город довольно продвинут. К примеру, в союзных республиках, даже таких приближенных к Западу, как Литва, осознанное джазовое рассуждение, осознанное джазовое музицирование родилось гораздо позже.

— Прикольно. А почему так вышло?

— Я думаю, что так исторически сложилось. Челябинск в 1934 году из районного центра стал областным, и его начали стремительно индустриализировать. В этой связи сюда приехало очень много новых людей, привнесших свои культурные веяния. Например, Хайкин был родом из Харькова. Симптоматично, что когда строился ЧТЗ, Харьковский тракторостроительный завод был одним из родоначальников нашего гиганта. Когда мы говорим об истории музыки, всегда так или иначе всплывает историческая канва, она сплетается с экономическими и политическими реалиями. Всё это очень тесно связано.

Оркестр Олега Тергалинскогоархив челябинской филармонии

— Как в этом контексте размещается традиционный концерт памяти ушедших джазовых музыкантов, который будет проходить 15-го января?

— Этот концерт интересен тем, что показывает срез всего, что вообще происходит в челябинском джазовом мире. Будут выступать не менее десяти составов, как больших, так и малых. Начиная от солистов, дуэтов трио и так далее, до оркестров. В этом году не будет оркестра «Классика» под управлением Адика Абдурахманова, который обычно у нас выступает, зато будет другой большой коллектив — камерный хор имени Михальченко.

Это срез музыкальной жизни в целом, поскольку у нас выступают не только джазмены, но и представители смежных музыкальных течений. Например, многие годы подряд выступала группа «Ариэль», потому что им тоже есть кого вспомнить. Ведь сколько ушло музыкантов: и Сергей Антонов, и Лев Гуров.

Кроме того, концерт — это лучший способ узнать о тех музыкантах, прежде всего, джазового движения, которые жили и творили в Челябинске почти на протяжении века. Мы вспоминаем их, смотрим на фотографии, иногда звучат произведения, которые они исполняли. Если удаётся найти видеозаписи, мы тоже показываем их на большом экране. Концерт — это возможность включиться в историческую канву города. Это помогает любому человеку осознать, что на самом деле у нас всё было. И двадцать, и тридцать, и сорок и больше лет тому назад. Причём было очень неплохо. Несмотря на то, что Челябинск всегда считался индустриально-промышленным центром, где культура не была во главе угла, скажем так, не Ленинград…

— Но и не Ульяновск, не Пенза, с другой-то стороны.

(смеётся) На самом деле джазовая музыка есть везде. Даже в городах, которые считаются депрессивными с точки зрения культурно-экономического развития, всё равно есть какие-то ростки современной мысли. Им просто труднее, поскольку у них аудитория меньше и им сложнее выживать. Особенно сейчас.

— А что с «гвоздями программы»?

— Во-первых, это прославленный «Уральский диксиленд», во-вторых, приедет знаменитый Анатолий Кролл, который будет исполнять свои произведения, выступая как солист в составе трио. Его партнёрами всегда становятся наши музыканты, Владимир Риккер на контрабасе, Виктор Риккер на барабанах. Он также выступает в качестве ведущего, и ему есть что вспомнить. Анатолий Ошерович — уроженец Челябинска, и хотя он прожил тут совсем недолго, но очень много талантливых челябинских музыкантов работали в его прославленных оркестрах, таких как тульский биг-бэнд и «Современник», переименованный позже в Московский концертный оркестр. Поэтому он может короткой ремаркой рассказать, в чём значение того или иного музыканта, чем он был интересен. С учётом того, что Анатолий Ошерович блестяще владеет словом, это интересно.

Анастасия Иванова, Анатолий Кролл, Наталья РиккерЕвгения Маркова

— А я правильно помню, что Челябинск — один из немногих городов мира, где есть прижизненный памятник джазовому музыканту, да ещё и жителю города?

— Да. Это случилось в 2004 году. Когда только-только начала формироваться эстетика пешеходной зоны на Кировке, Вячеславу Михайловичу Тарасову (тогдашний глава города Челябинска — прим. авт.), влюблённому в джазовую музыку, кто-то подсказал: «Давайте сделаем памятник трубачу, раз там уже есть памятник саксофонисту?» Сначала предлагали увековечить кого-либо из легенд, типа Армстронга. Но Тарасов сказал: «Зачем нам искать чужих героев, когда у нас есть свой?» Так на Кировке появился барельеф, в полный рост изображающий народного артиста России, основателя «Уральского диксиленда» Игоря Владимировича Бурко, играющего на трубе. Он до сих пор висит на доме № 177 по ул. Кирова, никуда не делся. Немногие джазмены удостоились при жизни такой чести.

— Немногие люди, я бы сказал.

— Но если сузить круг до джазовых музыкантов, то можно заметить, что джазменам редко ставят памятники. Есть, конечно, памятник Майлзу Дэвису, есть — Уильяму Кристоферу Хэнди, и наш музыкант вошёл в их число (смеётся).

Ансамбль «Маэстро Аккордеон» и «Уральский диксиленд»Евгения Маркова

— Какими проектами, помимо мемориального концерта, который мы сегодня обсуждали, ты можешь похвастаться?

— Я пишу книгу по истории челябинского джаза, на сегодня написано примерно две трети — это уже 350 страниц подробного текста, с объяснением исторического контекста. География событий очень широка: от Парижа до Вильнюса и Хабаровска, связей очень много. Наш джазовый фестиваль тоже обладает своей репутацией, кроме того, у нас много других проектов. Мы впервые в истории нашего города издали большой календарь формата А2, посвящённый истории джаза, и там опубликованы портреты наших музыкантов от зарождения джазовой музыки в городе до наших дней, от светлого прошлого к светлому будущему. Мы также впервые на Южном Урале издали пособие для детей, которые только начинают играть джазовую музыку. Особенность издания в том, что оно содержит не только ноты, там есть комментарии, авторские рисунки и портреты джазменов. Но изюминка в том, что в приложении к изданию есть диск с пошаговыми инструкциями, обучающими тому, как научиться импровизировать. Я писала тексты, а наши музыканты, солисты «Уральского диксиленда» и студии «Бэби джаз», всё это сделали. В общем, у нас происходит очень много всего.

Дуэт Валерий Сундарев и Константин КорчагинЕвгения Маркова

Концерт «Челябинские звёзды джаза памяти друзей» состоится в понедельник, 15 января, в 18:30 в концертном зале им. С. Прокофьева.

Впервые этот музыкальный марафон был проведен 14 января 2007 года, в день рождения легендарного челябинского джазмена, барабанщика, певца, участника ансамбля «Уральский Диксиленд» Бориса Савина, которого не стало осенью 2006 года. Со временем к акции примкнули все лучшие представители челябинской музыкальной сцены: исполнители академической, эстрадной музыки, рок-музыканты.

Цена билета: 200 — 500 рублей. Продолжительность концерта: два отделения по 45 минут.


Источник
Автор: Ирина Масова
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Лента новостей
Путин учредил звание «Заслуженный журналист России»20:00"Тает на глазах": Больной раком Валентин Юдашкин тревожит поклонников19:00Датский банк пожертвует прибыль с отмывания денег на благотворительность18:16Признание актрисы об изнасиловании Люком Бессоном опровергают адвокаты18:00Анна Хилькевич потратит на вторые роды около миллиона рублей17:48Певица Бейонсе в мини-шортах шокировала пользователей Сети целлюлитом17:48Ольга Васильевна недовольна примирением сына с Ольгой Жариковой17:48Ирина Шейк едва не попрощалась с карьерой модели из-за большой груди17:48Ирина Шейк рассказала об отношениях своей мамы и Брэдли Купера17:48Появились слухи, что Майя Донцова беременна17:48Александр Розенбаум опроверг слухи об онкологии17:48Подписчики призывают Дмитрия Дмитренко не выставлять свою отцовскую любовь к дочери напоказ17:48«Бесполезно что-либо скрывать»: Автор «Раневской» пишет новый альбом для группы «Винтаж»17:32Эксперты обещают больше ресторанов и магазинов иностранных брендов к концу года17:00Quest Pistols Show сняли клип по мотивам свадьбы своего солиста (Видео)16:32В Петербурге правительству показали много красных карточек за пенсионный возраст15:32Трамп считает себя самым жестким президентом в отношении России15:00Принято в первом чтении: за повышение пенсионного возраста проголосовала только «Единая Россия»14:48В МВД призвали ГПСУ готовиться к деоккупации Донбасса14:16Санкции против «Северного потока-2»: «Не допустим попадание денег стран НАТО в карманы Кремля»13:48